шап

12 октября 2022 г. – председатель Комиссии иг. Варнава (Аверьянов) посетил могилу участников восстания 1921 г. в д. Смолина Шатровского р-на, старообрядческую часовню в д. Кирсанова Исетского р-на, музеи в с. Исетское и г. Ялуторовске Тюменской обл.

12 октября 2022 г. – председатель Комиссии иг. Варнава (Аверьянов) посетил могилу участников восстания 1921 г. в д. Смолина Шатровского р-на, старообрядческую часовню в д. Кирсанова Исетского р-на, музеи в с. Исетское и г. Ялуторовске Тюменской обл.

      Очередную экспедицию с целью сбора информации о Западно-Сибирском восстании 1921 г., а также изучения истории и традиций старообрядчества в Зауралье совершил древлехранитель и председатель Комиссии по канонизации святых Шадринской епархии, наместник Успенского Далматовского мужского монастыря игумен Варнава (Аверьянов). В поездке его сопровождали далматовский краевед, председатель СПК «Искра» (с. Вознесенское Далматовского района) Леонид Николаевич Подоксёнов и художник-иллюстратор монастырского издательства «Белое Городище» Олег Александрович Серебренников.

Благодаря содействию жителя с. Кривское Далматовского района Виктора Николаевича Хребтова, сообщившему игумену Варнаве информацию о захоронении жертв Западно-Сибирского восстания 1921 г. в д. Смолина Шатровского района, с помощью опроса местных жителей удалось отыскать предполагаемую могилу. Найти такое захоронение – большая редкость, поскольку в советское время памятники ставили лишь пострадавшим красноармейцам и коммунистам, а погибшие участники восстания объявлялись преступниками и места их погребения преднамеренно скрывались.    

В с. Исетское Тюменской области игумен Варнава и его спутники посетили Исетский народный краеведческий музей им. А. Л. Емельянова. Здесь в экспозиции, посвященной церковной жизни, представлены экспонаты об истории старообрядчества, в частности, реконструкция часовни в д. Кирсанова Исетского района на месте могилы известного вождя «часовенных» старообрядцев Мирона Ивановича Галанина, его портрет, а также иконы, книги, предметы одежды и быта старообрядцев.

Участники экспедиции побывали и в самой деревне Кирсанова. Здесь игумен Варнава побеседовал с девяностолетней местной жительницей Аграпиной Егоровной Захаровой (в девичестве – Ивановой). Осмотрели местное старообрядческое кладбище, в центре которого рядом с огромной, более чем столетнего возраста сосной находится под навесом часовня над могилой «Миронушки» Галанина.

В своей книге «Сказание про Ирюм» Татьяна Тепышева пишет: «До сих пор бытует поговорка: «Ты не бывалец Приисетья, если не побываешь в Кирсановой», то есть не поклонишься могилке Мирона Ивановича. В череде вождей «упрямцев веры», «самых лучших людей», «святой Миронушка» занимает особое место. В середине XVIII века этот незаурядный человек не только объединил ирюмцев, но и вывел их на поприще мировой истории – заложил основы согласия «часовенных». <…> Родился Мирон Галанин в 1726 году в деревне Дворцы (сейчас она называется Пахарукова) нынешнего Шатровского района Курганской области. <…> Мирон в 1752 году подговорился с Кузьмой Абрамовым и Венедиктом Паутовым из соседней деревни Ильиной и Иваном Угловым из Исетского «на огненное неоскверняемое крещение». <…> после несостоявшейся гари жаждавший суровых подвигов Мирон Галанин не вернулся к привычному крестьянскому труду, не завел семью, а вместе с <…> еще тремя беглецами укрылся на спасительном Авраамиевом острове. <…> тюменский воевода князь И. Волховский с отрядом <…> арестовал Мирона с пятью товарищами. Дальше найденных в разных скитах «потаенно живущих раскольников и лжеучителей» поместили «под крепкое начало» в митрополичий Знаменский монастырь Тобольска. <…> пугачевский бунт 1774 года он пережил вдали от родных мест. <…> И опять историки спорят: или Мирон Иванович еще 10 лет томился в тобольских казематах, или был сослан «на покаяние» в Далматовский Успенский монастырь, или же сразу вернулся на землю «отчина и дедина». <…> Наметилось заметное расхождение между крестьянским Ирюмом и заводским Уралом: Ирюм был строг и суров, заводские «чинили свое», были более либеральными в соблюдении уставных норм. Чтобы уврачевать споры и разделения в 1777 году в Невьянске собрали собор. Мирон Иванович открыто заявил: «Священство правленое наши ирюмцы отвергают и имеют в нем сумнение». <…> Мирон Иванович вошел в историю не только как вождь ирюмских старообрядцев, но и известнейший крестьянский писатель, «трудник» слова. До нас дошло только три его сочинения: «История про древнее благочестие», «Рукопись о древних отцах», «Послание о вере» и письмо другу Степану Ивановичу Тюменскому. <…> окончательное решение о полном отказе от священства было принято только на Тюменском соборе 1840 года, после того как верхушка уральских старообрядцев перешла в единоверие. Этот собор 1840 года называют уже как собором часовенных, потому что службы стали совершать в храмах без алтаря – часовнях. «Подмял» – таки под себя Мирон Иванович Ирюм, даже после его кончины, последовавшей в 1806 году, ирюмцы помнили заветы «святого Миронушки»! <…> он дал толчок к переходу крестьян Зауралья от беглопоповцев к беспоповской практике, так называемой «стариковщине»».  

Следует добавить, что прослеживается связь (не обязательно явная и положительная) вождей старообрядчества с Далматовским монастырем через инока Авраамия Венгерского, старца Тарасия и Мирона Галанина. Старец Далмат, судя по всему, признавался авторитетом среди ревнителей «древлего благочестия», обвинялся властями в принадлежности к расколу. Далматовская обитель не только привлекала вождей урало-сибирского старообрядчества, но и принуждалась властями становиться местом их «исправления». На монастырских землях помимо «мѝрских» поселений появляются и «двоеданские» деревни. Взаимосвязь (женились-выходили замуж) таких поселений в Шадринском уезде характеризует, например, прибаутка, рассказанная Л. Н. Подоксёновым: «Спицино – Потанино, Скородумка – Ларина, Мальцево – Дряннова, начинаем снова».

Из д. Кирсановой участники экспедиции направились в г. Ялуторовск Тюменской области для ознакомления с туристическим комплексом «Ялуторовский острог». Когда-то на месте современного сибирского городка Ялуторовска находилось татарское поселение Явлу-Тур. Однако ко времени завоевания Сибири Ермаком места эти были пустынны и заброшены. Ялуторовский острог впервые упоминается в докладе воеводы Феодора Веригина царю Алексею Михайловичу, датированном 1659 годом. Исторические постройки в этой местности не сохранились до наших дней. Совсем недавно острог был отстроен в качестве культурно-этнографического комплекса.

Посещение музейно-туристического комплекса под открытым небом позволило епархиальному древлехранителю игумену Варнаве оценить те удачные и неудачные приемы, которые можно будет учесть при организации Музея древнего благочестия в с. Широковское Далматовского района. Сотрудникам музея игумен Варнава подарил на память брошюру о Далматовском монастыре.

Рядом с Ялуторовским острогом восстановлен Сретенский храм, который также посетили участники экспедиции. Снаружи церковной ограды, в юго-западном углу установлен памятник на месте братской могилы участников подавления Западно-Сибирского восстания 1921 г., в которой похоронены командир кавалерийского эскадрона Владимир Шауров, партийный работник Владимир Новиков и трое неизвестных красноармейцев.  

В завершение поездки Леонид Николаевич Подоксёнов передал игумену Варнаве для создаваемого Музея древнего благочестия образцы старинной церковной металлопластики – крестики и иконку.  

Календарь